Что будет, если вдруг исчезнут пчелы? Тогда мир потеряет 90 процентов фруктов и овощей. Многие плодоносящие растения исчезнут совсем, поскольку пчелы являются главными опылителями большинства сельскохозяйственных культур.

Меда область производит мало, значительно меньше, чем пару десятилетий назад. Одна из главных причин — уничтожение тугайных медоносов. В прежнее время главным медоносом области был чингил, обильно растущий в пойме Сырдарьи и на других многочисленных участках. Чингил начинает цвести в начале третьей декады мая, и одна пчелиная семья может за хороший день собрать до 5 килограммов меда. Пользующийся особым спросом майский мед — это и есть чингилевый мед. Но чингил дает и еще один вид- знаменитый кускутный мед. На чингиле паразитирует тугайная лиана — кускут, которая присасывается к стволам и ветвям колючего кустарника, быстро развивается и к августу на кронах чингила образует огромные «шапки». Кускут цветет с начала августа и до сентября, обильно выделяя нектар. Сок двух растений создает неповторимый аромат нектара у цветков кускута, который охотно собирают пчелы. Кускутный мед отличается от других местных медов неповторимым вкусом и является лучшим в области.

Но сегодня, когда чингил почти повсеместно выжжен или выкорчеван и потерял свое значение, главным медоносом стал жантак. Среди диких медоносов области можно назвать такие растения, как солодка, акбас, саняк и некоторые другие. Пчелы собирают нектар и с цветов овощных культур, бахчевых, фруктовых деревьев, но взятка от этих культур хватает только для прокорма пчелиной семье. Из других сельхозкультур хорошими медоносами являются донник, люцерна и подсолнух. Но посевы донника и подсолнуха незначительны, а люцерна дает некачественный мед. В свое время, когда мед у населения скупал облпотребсоюз, люцерновый мед кооператоры не брали из-за его низкой биологической активности. Биологическая активность или целебные качества меда определяются диастазным числом. Делается это в специальных лабораториях.

Диастазное число майского меда — от 7 до 9 единиц, жантачного — от 9 до 13, такими же целебными качествами обладает и кускутный мед, у остальных это число ниже. Биологическая активность — это уровень целебного воздействия меда на организм человека, и чем выше диастазное число, тем эффективнее продукт. Кстати, диастазное число люцернового меда редко превышает 4 единицы. Но кроме меда, пчелы производят знаменитое на весь мир маточное молочко. По целебным свойствам оно не уступает корню женьшеня и пантам марала. Кстати, в Японии, где самая высокая в мире продолжительность жизни, запрещено выпускать освежительные напитки и соки без добавления биологически активных веществ. Там для этого используют экстракт корня женьшеня и маточное молочко, которое импортируют из Китая и других стран, где развито пчеловодство. В нашей области пчеловоды не собирают этот ценнейший продукт, как и пыльцу. Нет спроса. Подавляющее большинство кызылординцев даже не знают об этих продуктах пчеловодства, которые в десятки раз ценнее самого меда. Меда мы производим мало и поэтому он дорогой. Один килограмм меда на базаре стоит 1100-1200 тенге. Для большинства как обычный продукт питания он недоступен. Его покупают, когда заболевают дети, да и то в малом количестве.

Так будет до тех пор, пока пчеловодство в регионе будет находиться в таком состоянии. Наверное, наша область единственная, где нет общества пчеловодов, специализированного магазина, где можно было бы купить инвентарь, сдать мед и воск. Наши пчеловоды покупают маски, дымари и многое другое в Шымкенте, заказывают лекарства для пчел в других регионах. Управление сельского хозяйства вообще забыло о существовании важнейшей для сельхоз-производства отрасли, иначе давно бы помогло создать общество и сделать много полезного. Ребенок каждый день обязательно должен есть мед, особенно у нас, в зоне экологического неблагополучия. В одном из регионов Казахстана решением местной власти в рацион питания всех детских учреждений ввели мед. Ежедневно каждый ребенок получает по 25 граммов меда. Дети стали меньше болеть, лучше расти. Мед для этой программы закупается у местных пчеловодов на бюджетные средства. Наши пчеловоды такую программу не вытянули бы. Не производим мы столько меда, чтобы накормить всех наших детей, многие из которых даже не знают его вкуса.

Только тогда, когда государственные мужи из сельскохозяйственного ведомства займутся, наконец, вопросом развития пчеловодства и продумают вопросы оказания помощи пчеловодам и стимулирования их деятельности, у нас будут развиваться пасеки, а мед на внутреннем рынке станет доступным.

About The Author

Leave a Reply